Книжный магазин
СибРО
8-913-984-47-04
8-903-930-35-95

Путь горний / Ноты романсов и песен Б.Н. Абрамова.

Путь горний / Ноты романсов и песен Б.Н. Абрамова.
(0)
100 руб.
Автор(ы)
Абрамов Борис Николаевич
ISBN
5-86091-021-5
Издательство
ИЦ РОССАЗИЯ (Новосибирск)
Год
2009
Переплет
мягкий
Страниц
48
Формат
84х108/16 (205х290 мм)

Цена 100 руб. за 1 шт

Количество
- + шт Купить

Остаток: 97

Полное описание

Б.Н. Абрамов. ПУТЬ ГОРНИЙ (ноты)

Для голоса в сопровождении фортепиано

Предисловие

Борис Николаевич Абрамов — это имя становится всё более известным в нашей стране благодаря публикации основного труда его жизни, «Граней Агни Йоги»*, а также выходу книги «Устремлённое сердце»**.

О жизни Б.Н. Абрамова (1897 – 1972) известно немного. Он родился в Нижнем Новгороде в семье потомственного дворянина, получил прекрасное образование. Служил морским офицером. С начала 1920-х годов жил в г. Харбине (Китай). Настоящий русский интеллигент, Борис Николаевич был тонким ценителем искусства, хорошо знал литературу, глубоко изучал мировые религии и философию. В 1934 году Борис Николаевич познакомился с великим художником-гуманистом Николаем Константиновичем Рерихом и был признан им как духовный ученик. В 1959 году семья Абрамовых возвратилась на Родину. Прожив год в Новосибирске, они переехали в небольшой город Венёв Тульской области; там прошли последние тринадцать лет жизни Бориса Николаевича.

О Б.Н. Абрамове многие узнали от его ближайшей ученицы Н.Д. Спириной, которая приехала в Россию из Харбина вслед за своим учителем и после его ухода из жизни стала продолжательницей дела духовного просвещения, завещанного Рерихами.

Как утверждала Наталия Дмитриевна, всю свою жизнь Борис Николаевич посвятил именно духовной работе. Помимо «Граней Агни Йоги» Б.Н. Абрамов оставил нам и своё многообразное творческое наследие.

«Красота, в чём бы она ни выражалась, на него глубоко действовала, он весь светился при соприкасании с ней», — вспоминала о Борисе Николаевиче Зинаида Григорьевна Фосдик, ближайшая сотрудница Рерихов. Тяготение к прекрасному выразилось в художественном, литературном и музыкальном творчестве Б.Н. Абрамова. «Он был великолепным художником. Его символические картины сделаны очень тонко, в особой, неповторимой манере» (Н.Д. Спирина). Борис Николаевич писал рассказы и стихи; часть стихов была положена им на музыку.

По воспоминаниям Наталии Дмитриевны, Борис Николаевич был очень музыкален, любил классическую музыку, играл на фортепиано, обладал красивым голосом. Упоминание о том, что он пишет музыку, мы находим в его письмах к Елене Ивановне Рерих: «Мои музыкальные вещи явились для меня полнейшей неожиданностью» (10 июля 1951 г.); «Помните картину Николая Константиновича "Сам Вышел"? На слова, которые у меня были и, кажется, должны быть у Вас, я написал музыку. Говорят, получилось неплохо. Как мне хотелось, чтобы Вы послушали» (14 июля 1952 г.).

Наше знакомство с музыкой Абрамова произошло в год 110-летия со дня его рождения и стало настоящим открытием для всех, кому известно это имя. Рукопись музыкальных произведений Б.Н. Абрамова обнаружилась в архиве Б.А. Данилова (издателя «Граней Агни Йоги»), и по просьбе Сибирского Рериховского Общества Борис Андреевич дал возможность с ней познакомиться.

Впервые музыка Б.Н. Абрамова прозвучала 4 мая 2007 года в Музее Н.К. Рериха в Новосибирске. Тогда, в день рождения Н.Д. Спириной — основателя этого музея, — было исполнено только одно произведение, но слушатели единодушно отметили, что эта музыка особенная и отличается от всего слышанного ранее. С тех пор произведения Абрамова звучали не раз; в этих концертах приняли участие солисты Новосибирского академического театра оперы и балета. Каждый такой концерт становился событием не только для слушателей, но и для самих исполнителей.

Музыкальное наследие Б.Н. Абрамова представляет собой 15 вокальных миниатюр. Нотная рукопись оформлена автором как сборник. Поэтические тексты, положенные на музыку, несколько отличаются от стихотворений, найденных в архиве Н.Д. Спириной и опубликованных в книгах «Сребротканная нить» и «Устремлённое сердце». В нотной рукописи автор не выписал полностью некоторые слова, в основном, имеющие сокровенный смысл. В связи с этим произведение «Из дали» остаётся пока неисполненным, так как большую часть стихотворного текста восстановить не удалось.

Музыка Б.Н. Абрамова впитала в себя всё, чем богата русская музыкальная культура. В то же время она очень самобытна и лишена подражательности. Непросто было определить жанр этих произведений, настолько они оригинальны и содержанием, и формой. Более всего они близки к хоралу, молитвенному песнопению, хотя включают в себя элементы и других жанров.

«Возвышенность, необъятность и особая красота изложения отличает стихи Бориса Николаевича от всех других поэтических произведений, известных нам», — писала Н.Д. Спирина. Эти слова с полным основанием можно отнести и к его музыке.

Одна из любимых тем Абрамова — устремление к Миру Надземному, радость о той истинной Родине, которая не на земле, а в красоте Высших Сфер — там, где «светоявлена мощью огней беспредельность Надземной Отчизны» («Устремлённое сердце»).

Когда Христос говорил людям: «Вы — боги», Он имел в виду божественные качества, заложенные в них природой. Жемчужиной духа называет поэт это высшее начало в человеке, которое в будущем раскроется и процветёт («На цветущих лугах»).

Борис Николаевич проповедует мудрое отношение к жизни земной и ко всем её скоропреходящим радостям. В Евангелии от Матфея говорится: «Какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?» Об этом — произведение «Что пользы?».

К жемчужине духа, хранительнице самых высоких чувств и устремлений, самых сокровенных мечтаний, поэт обращается в произведении «Из туманных глубин».

Сердцу, томящемуся среди тягостей жизни, залётная птица счастья приносит весть из чудесного края, полного света и любви («Птица залётная»).

Цель земного существования — найти путь к Мирам Высшим, — утверждает поэт. Труден этот путь, и неизбежны препятствия и испытания, но, правильно понятые, они лишь способствуют восхождению («Путь горний»).

Стремящемуся к самосовершенствованию Б.Н. Абрамов даёт напутствие — образ ёлочки, одинаково зелёной зимой и летом, как символ равновесия — качества, необходимого на пути духовного продвижения («Ёлочка»).

Недобрые мысли, свирепые и колючие, поэт уподобляет стае чёрных воронов, готовых наброситься на обессилевшую жертву («Олень»).

Величественным гимном Мирозданию звучит произведение «Поют струны».

Стихотворение «Холм» написано по картине Н.К. Рериха «Сам Вышел», посвящённой великому Светочу Руси — Преподобному Сергию Радонежскому. Музыкальный строй пьесы уводит нас в глубь веков, к древним церковным распевам и песнопениям. В аккомпанементе слышны как бы отдалённые удары колоколов.

Ничто не может остановить дерзновенного искателя подвига в его стремлении достичь самого Высшего. Наградой же такому искателю будет счастье открытия Врат в волшебную Новую Эру («Кавказ, Алтай»).

Одно из самых светлых произведений Абрамова — «Водопады». Оно наполнено ликованием сердца, ощутившего несказуемые прикасания Высоких Миров.

Тема преодоления и духовной борьбы — одна из ведущих в творчестве Б.Н. Абрамова. В своих произведениях он говорит о битве ещё более страшной и яростной, чем земная, — битве духовной. Но тех, кто дерзает встать на борьбу за свою духовную свободу, непреложно ждёт победа («Чертя крылом»).

Земная жизнь для идущих путём подвига — это всегда Голгофа. Но лишь этот путь — единственно возможный на Земле. Лишь через скорби и страдания возгорается в душе свет, утончается сердце, и рождаются драгоценные жемчужины достижений духа («Жемчужины»).

Соприкасаясь с возвышенной красотой этих творений, мы словно обретаем частицу этой красоты и приближаемся к высоким духовным сферам, откуда почерпнул своё вдохновение их творец.

Н.М. Кочергина

* * *

Своими впечатлениями о произведениях Б.Н. Абрамова поделились исполнители его музыки.

На наши вопросы ответил Игорь Константинович Дмитриев, заслуженный деятель искусств Республики Алтай, пианист и композитор.

В чём заключалась Ваша работа над произведениями Б.Н. Абрамова?

И.К. Дмитриев: Работа была очень сложной. Дело в том, что Борис Николаевич, по-видимому, хорошо играл и подбирал по слуху и наверняка импровизировал (во всяком случае, у меня сложилось впечатление, что сам он играл не так, как записано в автографе), и в нотах у него даны как бы намётки аккомпанемента. Моя задача заключалась в том, чтобы сделать партию сопровождения, скажем так, более пианистичной, и в то же время было необходимо, чтобы музыка не потеряла своего особого колорита.

На первый взгляд, задача казалась простой, но когда я начал работать с этим материалом и попытался применить какие-то общеупотребительные приёмы, которые встречаются в композиции, — я понял, что большинство этих правил здесь не работает. Надо было проявить максимальную бережность: ни в коем случае не перегрузить партию аккомпанемента, чтобы не пострадала глубина содержания. С одной стороны, фортепианная партия должна быть удобной, а с другой — при всём удобстве и максимально хорошем звучании должна сохраниться та особая атмосфера, которая характерна именно для музыки Абрамова. И потому пришлось делать много редакций.

К какому жанру можно отнести произведения Б.Н. Абрамова?

И.К. Дмитриев: Всегда легче работать, когда имеешь какие-то точки отсчёта, например — к какому жанру это принадлежит. Песня это? — в какой-то степени песня. Романс? — до некоторой степени романс. И только когда я начал работать с этой музыкой, я понял, что к ней нужно относиться как к духовной музыке. Я бы провёл параллель с хоралами Баха, которые написаны не для профессиональных музыкантов, а для того, чтобы их могли исполнять обычные люди, и не только в атмосфере какого-то собрания, но и индивидуально.

Однако, несмотря на то что мы определили, что это жанр духовной музыки, в ней есть элементы и черты других жанров. Например, в «Устремлённом сердце» совершенно явные черты романса начала XX века. Произведение «Поют струны» — это как бы импровизация, сродни той, что мы встречаем в пении алтайских сказителей (кайчи): там идёт смена ритмических форм, повторяется одна и та же фраза, но каждый раз немного по-разному, видоизменяясь, — словно течёт водный поток.

«Олень» — это типичная баллада.

Произведение «Чертя крылом» по жанру также близко к балладе или, скорее, к рапсодии: оно более контрастно своими частями и более изобразительно, чем баллада. Оно построено таким образом: вначале идёт куплет, а затем его фортепианное изложение.

«Путь горний»: по-моему, это — записанная молитва.

Интересна «Ёлочка» — она для меня как песня, которая обращена к чистой душе ребёнка. Нельзя сказать, что это музыка для детей, но в ней есть какая-то детскость, прозрачность и чистота.

«Жемчужины»: несмотря на немногочисленные звуки, здесь огромное внутреннее насыщение. Раньше я даже не представлял, что такими скупыми средствами можно передать такие глобальные вещи. Обычно глобальные произведения — это симфонии.
А здесь нот мало, а смысла неизмеримо много.

«Из туманных глубин» композиционно сделано великолепно! Это произведение — выражение спокойствия и гармонии.

Что Вы можете сказать о Борисе Николаевиче как о композиторе?

И.К. Дмитриев: При первом беглом взгляде на вокальную партию я увидел, что она очень непростая, вокально это очень сложные произведения. Вся русская музыка, начиная от Глинки и далее — Мусоргский, Чайковский, Рахманинов, — отличается неудобной фактурой. По сравнению с итальянскими и немецкими, русские композиторы предъявляют гораздо более суровые требования к вокалисту. Русские композиторы прежде всего исходили из содержания, а не из вокальной стороны. То же мы видим и у Абрамова.

Ещё одна особенность музыки Абрамова — некоторая общность с музыкальным языком композиторов «Могучей кучки». «Чертя крылом», «Жемчужины» — в них много от Бородина. Во многих произведениях («Холм», в первую очередь) есть что-то глубинно общее с Мусоргским.

Некоторые произведения («Путь горний», «Что пользы?») очень близки Даргомыжскому, его отношению к слову: музыка настолько точно следует за словом — до малейшей интонации.

Эти произведения представляются мне очень разнообразными, окрашенными индивидуальностью автора.

Что Вы можете сказать о музыке Б.Н. Абрамова в целом?

И.К. Дмитриев: По роду деятельности через мои руки прошло очень много музыки, но с таким музыкальным явлением, как это, я встретился впервые. Музыка очень интересная, я бы сказал — универсальная: с одной стороны, она профессиональная, очень сложна для вокалистов, а с другой — её может спеть почти каждый, как это ни покажется парадоксальным.

Фортепианная партия этих произведений несложна, и человек, даже не окончивший музыкальную школу, при небольшом усилии сможет это сыграть. Её можно даже петь, как в своё время распевали псалмы — хором.

Я просто мечтаю, чтобы это пошло в народ, чтобы это было издано. И я очень рад, что мне была дана такая возможность — прикоснуться к этому явлению.

Илона Михайловна Миловидова, солистка Новосибирского государственного академического театра оперы и балета: Эта музыка глубоко духовна, её очень приятно петь. Она идёт из глубины души, очень мелодична и красива. Сложно сказать, что здесь выходит на первый план: музыка или слово, потому что тексты очень глубоки по мысли. Конечно же, нужно ещё и почувствовать каждое произведение, пропустить через себя, свою душу. Я очень счастлива, что довелось работать над этой музыкой; её нужно обязательно издавать.

Александр Григорьевич Лебедев, заслуженный артист России, солист Новосибирского государственного академического театра оперы и балета: Б.Н. Абрамов — это профессиональный композитор, можно смело говорить об этом. Тот век — девятнадцатый — был удивительный, он дал людей такого масштаба, как композиторы «Могучей кучки», П.И. Чайковский и другие. И Борис Николаевич, мне кажется, впитал дух того времени, — у него есть много от «Князя Игоря»; в музыкальных фразах встречается очень утончённая палитра. Его музыка органично сочетается с текстом, она просто неразрывно связана с ним, и это большая благодать. Это, конечно, очень достойные произведения. Мне кажется, что вокалисты могут учиться на них с третьего курса консерватории, потому что просто так их не одолеть — они диапазонные, вокальная партия достаточно сложная. Мне доставило большое удовольствие работать над этими произведениями, потому что это действительно музыка с большой буквы.

Ольга Ивановна Колобова, солистка Новосибирского государственного академического театра оперы и балета: Я считаю, что музыка Б.Н. Абрамова — явление, отдельное от всякой другой музыки — классической, эстрадной; её нельзя к чему-либо причислить. Это действительно явление.

Она мне близка, и, как мне кажется, я понимаю эти произведения. Это музыка светлого человека, проводник светлой, чистой силы, которая делает людей благороднее, чище. Её надо слушать сердцем, а не анализировать с общепринятой точки зрения; она способна утешить опечаленных и сделать мир немного светлее.

Мне кажется, что именно такие концерты, с произведениями Абрамова, — как молитва, которая меняет мир к лучшему. Может быть, на другой стороне земного шара тот, кто страдал до этого, в этот момент вдруг почувствует покой на сердце или ему просто станет хорошо. Хотелось бы верить, что это так.

* С 1993 по 2009 г. в издательстве «Алгим» вышло 17 томов.

** Книга подготовлена и выпущена издательством Сибирского Рериховского Общества: первое издание вышло в 1997 г., второе — в 2007 г.

  • Вконтакте